Джойс Кэри. Герой нашего времени





Полуденное солнце белым лучом, точно прожектор, пронизывало пыль и косым четырехугольником легло на пол детской. Муха, застрявшая между оконными рамами, зажужжала, как циркулярная пила; примолкла и снова принялась жужжать, но уже на другой ноте, точно пила вошла в более мягкую древесину. На полу сидел на корточках маленький мальчик - крепыш с волосами, отливающими бронзой, и строил вокруг ромба солнечного пятна стену из синих и красных кирпичиков.
В детской стояла теплая, пыльная тишина. Голый под и деревянные стулья придавали ей сходство с комнатой ожидания на какой-нибудь захолустной станции. Высокий худощавый мальчик лет двенадцати производил химические опыты на столе. Он опустил пробирку в стеклянную банку из-под джема, полную воды, долил туда же какой-то кислоты из маленькой бутылочки огляделся по сторонам, будто отыскивая, чего бы еще подлить в раствор. Увидев у самых своих ног малыша, он сказал: - Не путайся под ногами, Мур, - и добавил презрительно: - Ты что, воображаешь, солнце так на месте и будет стоять?
Мур ничего ему не ответил. Он держал на весу кирпичик и внимательно следил за солнечным пятном в загородке. Между губами у него высунулся кончик языка. Он знал, конечно, что обычно солнце путешествует по всему полу. Он уже раньше пробовал задержать солнечное пятно своими старыми деревянными кубиками, но тогда у него ничего не получалось. А эти кирпичики были сделаны под камень и совсем новые. Их подарили ему всего два дня назад в день его семилетия. Из них он пока еще ничего не строил.
Химик выдвинул ящик комода, достал оттуда погнутый гвоздь, опустил его в пробирку, потом торопливо, точно бомбу, прислонил ее к двум книжкам на столе и отступил назад. Ничего не произошло. Со все возрастающим недоумением он смотрел на пробирку сквозь свои круглые очки. Наконец, пробормотав что-то, потянулся через стол к открытой коробке с химикатами. Нога его коснулась уха малыша, но тот даже не почувствовал прикосновения. Он был занят своими собственными делами. Язык у него высунулся теперь на полдюйма.
Химик прочитал инструкцию, наклеенную на внутренней стороне крышки, и с сосредоточенным видом вышел из комнаты. Но его голова тут же показалась из-за двери, и он сказал внушительным тоном: - Не смей трогать мои препараты.
Маленький мальчик ничего на это не ответил.
- Если в химии не разбираешься, это очень опасно, еще дом взорвешь.
Быстрым, осторожным движением, точно опасаясь, как бы не разбудить спящего врага, Мур вставил кирпичик в последний прогал в своей стене. И затаил дыхание.
Химик снова появился в детской с медным шурупчиком в руке. Он выбрал другую бутылочку с кислотой, вылил ее содержимое в пробирку и опустил туда медный шурупчик. Никаких изменений не произошло. Химика это поразило. Он явно не верил своим глазам. Постояв с полминуты в полном оцепенении, он взял пробирку и посмотрел ее на свет.
За дверью детской зазвонил звонок, и откуда-то снизу донесся голос: - Мур! Мур! Иди скорее, ты еще не собрался?
Муру пора было на прогулку. Он услышал этот голос, но не внял ему. И даже не понял, что зовут его. И вдруг вскочил на ноги и крикнул: - Чарли! Чарли! - Затаив дыхание, он смотрел на солнечное пятно и загородку вокруг него. Потом проговорил медленно и победоносно: - Чарли! Оно остановилось.
Чарли не слышал его. Он нетерпеливо встряхнул пробирку, потом ткнул гвоздь карандашом. Дно пробирки сразу вылетело, и кислота плеснула ему на короткие синие штаны.
- Вот черт! - Он выбежал из детской в соседнюю спальню. И так хлопнул обеими дверьми, что Мур два раза моргнул.
Но он не забыл о своей победе. Он глубоко вздохнул, важно выпятил грудь и с горделивой улыбкой посмотрел на плененное солнце. И тут же перестал улыбаться. Он быстро опустился на корточки и присмотрелся к солнечному пятну. С одной стороны солнце перешло через загородку и теперь подбиралось к столу. Наверно, подумал Мур, оно воспользовалось случаем и передвинулось, пока я моргал. Он спрятал язык.
Он встал. Тяжело перевел дух. Важность слетела с него. Он медленно развалил ногой загородку вокруг солнечного пятна.
- Мур!.. Мур!
Мур в отчаянии обвел глазами комнату. У него было такое чувство, что жить ему осталось не больше минуты. И вдруг его взгляд упал на коробку с химикатами и банку из-под джема.
- Мур! Ты что же, прикажешь подниматься к тебе?
Услышав это, Чарли выскочил из спальни в серых фланелевых брюках и бросился вниз по лестнице. Мур кинулся к столу, схватил бутылочки и пакеты с порошками, с которыми возился Чарли, из каждой бутылочки капнул несколько капель в стеклянную банку и отсыпал туда порошку.
Вода там сразу порозовела. Оглядываясь через плечо, Мур на цыпочках отошел от стола. Но не успел он сделать и трех шагов, как нянька вошла в детскую, схватила его за руку и, возмущенно покрикивая, потащила к двери.
Он не сопротивлялся. Вся его жизнь проходила среди нянек, родственников, родителей, и он привык к тому, что им то и дело помыкают. Физически он подчинялся любому обращению с собой, но это не оказывало ни малейшего влияния на его мысли. Нянька волокла его за дверь и дальше в спальню, а он по-прежнему не сводил глаз с банки из-под джема.
- Ты почему не собрался? - Нянька, высокая пожилая женщина в голубой форме, была вся красная от негодования. - Говорила я тебе или нет - пойди соберись!
- Я собрался, - пробормотал Мур словно сквозь сон. Он уже потерял надежду на взрыв и разглядывал щель в полу. До сих пор он ее не замечал.
- Но ты же не готов, Мур!
Мур услышал ее слова, но оставил их без внимания. Его только что осенила удивительная мысль, что под полом должен быть потолок. Значит, он стоит на потолке.
- Ах, вот как, ты готов! - сказала нянька.
- Я как раз собирался. - Он обратил к ней свой простодушный взгляд. И вдруг подпрыгнул на месте обеими ногами и с улыбкой опустил глаза.
- Пора тебя в школу отдать, - сердито сказала нянька. Это прозвучало как угроза. Но Мур не услышал ее.
Она втолкнула его назад в детскую и сказала: - Стой на месте и не смей двигаться. - И ушла в ванную.
Что-то цветное, поблескивающее на дальнем конце стола, попалось Муру на глаза. Стеклянную банку теперь ярко освещало солнце. Но ее содержимое окрасилось в лиловый цвет. Мур на цыпочках обошел стол и потрогал банку. Она была теплая. Он выбежал из детской и кинулся вниз по лестнице. Нянька, обозлившаяся еще больше, догнала его только у ворот в парк напротив их дома. Мур стоял в воротах, с таким вниманием уставившись на крышу дома, что она оглянулась и тоже посмотрела туда.
- Что ты там увидел, Мур?
- Ничего. - Он повернулся и побежал по аллее своей особенной побежкой, высоко задирая колени. Обычно это означало, что он что-то задумал.
- Ах, вот почему тебе это так интересно!
Мальчик снова посмотрел в ту сторону, но нянька тут же схватила его за локоть и рывком повернула обратно.
- Хватит! Пошли. Надоели мне твои фокусы.
Мур медленно побрел за ней, оглядываясь через плечо. Вдруг он услышал резкий крик. По траве к нему бежал маленький мальчик в зеленых штанишках. Вдали виднелась нянька с детской коляской, визгливо кричавшая ему вслед: - Ричард! Назад!.. Сию же минуту беги назад!
Мур свернул с аллеи и побежал навстречу Ричарду. Мальчики были готовы броситься друг другу в объятия, но шага за два оба остановились, точно удивившись такому порыву и не зная, так ли хорошо они знакомы. И действительно, встречались они до сих пор всего лишь раз на праздновании дня рождения Мура.
Ричард был смуглый, с маленькими карими глазками и пухлыми, будто надутыми ярко-красными губами. Сейчас губы у него подрагивали, как бы чуя что-то по-собачьи. Он выпятил их и сказал: - Здравствуй, Мур.
Мур выставил одну ногу вперед и руку положил на голову. У человека взрослого, но не у ребенка, эта поза могла бы показаться манерной. Он спросил: - Тебя как зовут?
- Дики.
- Да, правильно. Я сначала подумал, что ты Гарри.
- Нет, я Дики. - Ричард чуть не заплакал. Его пыл угас, и он сразу сник.
Мур оставил свою томную небрежность и принял доверительно-таинственный вид. Он нагнулся к Ричарду. - Знаешь, что я тебе скажу?
- Нет, что?
- Только это секрет.
- Я никому не скажу. - Ричард вспыхнул от удовольствия.
- У меня будет взрыв.
- Костер разложил?
- Нет, это химия. Там уже разогрелось... скоро взлетит.
- А мне можно посмотреть?
- Конечно, можно. Это у меня в детской.
- В самом деле? - Тоненькие темные брови Ричарда ушли под челку, начесанную ему на лоб. Это придало его лицу вид крайнего удивления.
- Да. Он взлетит на воздух.
- Дом взлетит?
- Да. У меня в детской все приготовлено. Химия... Смотри!
Он обнял Ричарда и повернул его лицом к дому. Оба устремили туда глаза. Няньки резкими голосами стали окликать их с разных концов парка. Но они не приближались к своим жертвам, так как не знали, как им, собственно, вести себя друг с другом. Нянька Ричарда была в сером бумазейном платье и в шляпке, какие носят горничные, а нянька Мура - в форме, какие настоящим нянькам и подобают.
- Вот смотри, началось! - сказал Мур. - Видишь, дым пошел?.. Вон, сквозь крышу.
- Сквозь крышу? - пробормотал Ричард. Он прищурился и вдруг крикнул, сам не свой от удивления: - И правда, дым над крышей!
- Это не из трубы, - с уверенностью проговорил Мур.
- Да, он голубой!
- Правильно, голубой... и сейчас все взлетит... взорвется... Крыша взлетит! - Мур подпрыгнул от восторга. - Говорил я тебе, взлетит! Это все химия. Там ключом кипело.
- А дома есть кто-нибудь? - спросил Ричард.
- Мур! Мур! Иди сюда! Сию минуту иди!
- Ричард! Мастер Ричард!.. Ну подождите, влетит вам от меня!
- Все дома, кроме папы.
- Вот их всех и убьет, - сказал Ричард, широко открыв глаза.
- Они не в детской. Они в нижнем этаже.
Ричард на минуту задумался. Потом сказал: - Все равно их убьет.
- Да они внизу! - во весь голос крикнул Мур.
- Это все равно, - нетерпеливо ответил Ричард. Начался спор. - Ты понимаешь? Когда что-нибудь летит вверх, оно потом падает вниз.
Сердито нахмуренные брови у него разгладились, нижняя челюсть отвисла. Он сам не понял, каким образом слово "вниз" сорвалось у него с языка следом за словом "вверх".
- Нет, не все равно! - яростно крикнул Мур. Он даже не заметил, что его приятель перестал спорить. Но Ричард продолжал молчать, и тогда до Мура дошла его последняя реплика, и он пробормотал тихо и неуверенно: - Мама в гостиной.
Ричард просиял. Он вдруг крикнул: - Понимаешь, Мур, когда что-нибудь летит вверх, оно потом падает вниз!
- И дом тоже? - Мур удивленно поднял брови и посмотрел на дым.
- Конечно, глупая твоя голова! - Ричард затянул нараспев вновь открытую истину, полную таинственной противоречивости: - Сначала вверх, а потом вниз! Это каждому ясно.
- Дом у нас крепкий, - сказал Мур. - Его в хорошие времена построили.
- И все равно упадет вниз. Понимаешь? Обязательно упадет и убьет всех до единого. И твою маму, и всех-всех!
Мур не сводил глаз с дома, и ему вдруг стало страшно. Нижняя губа у него отвисла. Он чуть было не вскрикнул. В восторге от своего открытия, Ричард забыл обо всем на свете. Он торжествующе взглянул на Мура и сказал: - Сначала вверх, а потом вниз. А как же иначе?
Мур покраснел и хмуро уставился на дом. Потом сказал: - Он не взлетит.
- Да ты только что сам так говорил!
- А вот не взлетит, - решительно отрезал Мур. Он сжал кулаки и насупился. - Не взлетит...
- А дым?
- Ну и что? Это... это из трубы.
- Ричард, ты идешь сюда или нет?
- Мур, тебе что сказано?
Мальчиков рванули в разные стороны и оттащили друг от друга. В воздухе наперебой звучали сердитые женские голоса. Ричард, которого поволокли за руку по траве, крикнул Муру: - Сначала вверх, а потом вниз!
Мура вывели на аллею, встряхнув так, что у него голова пошла кругом. - Хватит с меня этого неслуха, - говорила нянька. Она кипела от злости. - Вот придем домой, сразу тебя к папаше отправлю. Говорят, ты маленький, не научился себя вести, так вот" если ты еще не подрос, тебе порка хорошо поможет.
Весь красный, с виноватым видом, Мур плелся за нянькой, бормоча себе под нос: - Не взлетит он вверх, не взлетит. - Мур заговаривал дом, чтобы он не взорвался.
Спустя минуту, поспевая за нянькиной юбкой, он оглянулся через плечо на дом. Дом стоял на месте. Мур подскочил с серьезным, сосредоточенным видом, потом побежал вперед, горделиво поднимая колени и выпятив живот. Он был в восторге от самого себя. Он спас своей матери жизнь.
Джойс Кэри. Герой нашего времени